Новое:
Нам срочно нужны:
- модераторы (желание помогать в развитии сайта, активность, инициативность);
- дизайнеры (уметь создавать красивые авы, арты);
- переводчики (знание английского/русского языков, наличие свободного времени);
- редакторы (знание русского языка, наличие свободного времени);
- сверщики (знание английского/русского языков, наличие свободного времени);
- журналист (наличие свободного времени).
Желающие попробовать свои силы пишите мне (Cerera) в ЛС или на Форум. Мы не кусаемся и всем будем рады. Самое важное - ваше желание работать в команде.
Главная » Статьи » Собственное творчество » Завершенные

Летопись Фиднемеса. Любимец богов. Глава 10
Первые дни жизни среди обитателей замка показались Мат Фалю безумно тягостными. Ему еще никогда не было так до отчаяния одиноко. Где-то в Роще остался его брат Мак Гири, почти всегда сопровождавший его и прикрывавший спину. Мало того, стать незаметным и затеряться тоже не получилось, поскольку после устроенного им представления во дворе, Мат Фаль был постоянно на виду. Это был тем опаснее, что по двору постоянно ходили приспешники Алого Совета, в числе которых были и ученики Фиднемеса.
Молодые рыцари тоже не собирались забывать оскорбления, нанесенного Гарету. В своем молчаливом единении они всячески стремились досадить «шуту», не пропуская ни одно его появление во дворе замка, не говоря уже о подножках, попытках столкнуть даже со стены и открытых оскорблениях во время общего ужина, когда в него кидали обглоданные кости или якобы нечаянно выливали вино. Слуги, подстрекаемые этими же забияками, игнорировали Мат Фаля. Здесь ученик Фиднемеса вынужден был применить всю свою хитрость и изворотливость, чтобы просто поесть. Однако положительным моментом было то, что игнорирование распространялось и на выделенную ему комнату у подножия одной из башен в самом дальнем коридоре. Это было единственное место, где можно было спокойно вздохнуть, не ожидая подвоха, и даже немного потренироваться, чтобы поддержать физическую форму.
Присутствуя на всех совещаниях Мондрагона, Мат Фаль сумел понять несколько вещей. Алый Совет все еще выжидает, значит, за Нираксом действительно кто-то стоит, а конфликт за власть лишь способ отвлечь от реальных планов советников. Именно отсутствие достаточной информации сохраняло надежду избежать войны, перенеся все действия в плоскость магического конфликта. Однако вскоре стали поступать сведения о целых ордах оборотней и другой нечисти, уничтожающих целые поселения. Надежда на сохранение мира становилась все более призрачной. Асмуг решил обезопасить собственные владения, поэтому поспешил покинуть Раглан, прихватив с собой и сына. За прошедшие дни Герцог стал испытывать почти болезненную ревность, поскольку новоявленный шут стал необходим как воздух, и Мондрагон не желал принимать решения без него. Асмуг признал в итоге, что советы Феарна всегда разумны и обдуманны, а король всегда прислушивается к ним, оставив свои попытки решать все вопросы напролом. Герцог, нехотя, согласился, что оставляет своего царственного друга в надежных руках, и конца света до его возвращения можно не ждать. Если бы знал Асмуг, насколько конец света близок….
Значительной проблемой оказался и наследник престола. У Мат Фаля сразу же не сложились отношения Эйдуффом, который не испытывал симпатии даже к собственному отцу. Этот мужчина, больше всего любивший охоту, мало интересовался государственными делами. Обладавший большим самомнением Эйдуфф любил, когда его восхваляли. Принц купался в восхищении служанок, поскольку из молодых аристократок в замке была только принцесса Гвиддель. Больше всего он гордился своей фигурой с хорошо развитыми мускулами, поэтому он проводил время, если не на охоте, то во дворе замка, где его могли видеть служанки и приходящие в замок крестьянки, на которых он порой открывал настоящую охоту. Он был также авторитетом и для молодых рыцарей. Эйдуфф считал, что взгляды, подобные взглядам Асмуга, устарели. Рыцарь – выше всех, остальные обязаны исполнять его пожелания. Мат Фаль сжимал кулаки, не имея права наказать принца. Волшебник не понаслышке был знаком с выходками молодого поколения рыцарства, которые вытаптывали крестьянские поля и топтали всходы, а также все, что попадалось на их пути – мелкий скот, птицу и детей. Ученики Фиднемеса могли помогать сельским жителям тем, что портили погоду и разгоняли дичь, мешая охоте, да еще насылать рой ос. На последнюю выходку осмеливался только Мат Фаль, ибо в ином случае за пострадавших лошадей могла грозить кара со стороны Эпонис. Узнав наследного принца поближе, Фаль начал подозревать, что Эйдуфф каким-то образом связан с Алым Советом.
Мондрагон всегда ценил умных людей и как всякий разумный правитель знал, что такими людьми нельзя пренебрегать. Он стал частенько вызывать шута, чтобы тот высказал свое мнение. Мат Фаль оценивал все случавшееся вслух, давая возможность королю проследить за построением его умозаключений. Постепенно все пути сводились к одному – войны не избежать, но можно немного потянуть время. Однако Мондрагон никак не хотел принять факт возможной измены собственного сына.
Везде и всюду Мат Фаль вынужден был следить за каждым своим словом, жестом, за любым, кто обращал на шута слишком часто ненужное внимание. Шпионы были повсюду. Алый Совет сумел расколоть общество изнутри, а это было опаснее всего. Мондрагон не был уверен в верности баронов и даже Герцогов, а волшебник не мог подсказать, не выдав себя. Совет выдвигал все новые и новые требования. Мат Фаль оказался в роли гонца, относя и принося послания. Обстановка накалялась с каждым днем. В один из дней Алый Совет пожелал возродить древнюю традицию назначать короля на определенный срок и смещать его по своему усмотрению.
- Так не может дальше продолжаться! – восклицал Мондрагон в который раз. Мат Фаль сидел на подоконнике и наблюдал за королем уже в течение получаса, после того как доставил последнее требование Алого Совета.
- Прежде всего, необходимо обдумать последствия, – заговорил Мат Фаль. Мондрагон остановился прямо перед ним.
- Что ты имеешь в виду?
- На рыцарей в замке положиться нельзя. Ваш сын…
- Да, да… - махнул рукой Мондрагон, перебивая собеседника. – Оставь моего сына. Он охотится…, - Фаль только покачал головой. Подобная слепота могла стоить королю даже жизни.
- Почему-то мне кажется, - потер левую бровь ученик Фиднемеса, - Что если бы Совет располагал своими собственными силами к данному моменту, он бы не оттягивал время, выдвигая несуразные требования в таком количестве.
- Ты считаешь… - Глаза короля сверкнули. Он понизил голос.
- Именно, – так же тихо произнес Фаль. - У Совета нет сил, он просто тянет время, отвлекая нас…. Кто-то не дает разрешения. Кто-то, стоящий за всеми ними.
- А меня пугаешь ты, шут. – Мондрагон попытался заглянуть в глубину глаз юноши, но это оказалось невозможно. В очередной раз король вынужден был отвести взгляд. Он резко добавил. – Иногда мне кажется, что ты не совсем тот, за кого выдаешь себя, – Мондрагон пригладил усы, задумавшись.
- А что если теперь мы напугаем Совет, – улыбнулся Мат Фаль, отвлекая внимание короля.
- Каким образом? – Мондрагон всегда подхватывал налету затеи своего шута, иногда желая, чтобы казалось, что идея исходит от него.
- Представим на миг, что у нас есть силы и возможность выставить им ультиматум. В эту игру можно играть вдвоем, – собеседники обменялись взглядами и стали похожи на двух мальчишек-сорванцов, замышляющих очередную пакость своим родителям. Иногда король ловил себя на мысли, что ощущает себя как в юности, когда они с Асмугом вдвоем противостояли, как им казалось, всему миру.
- Идем, – сорвался с места Мондрагон. Мат Фаль успел прихватить королевский плащ и поспешил следом, дав знак стражникам, оставаться на своих местах.
Чтобы перейти из одной части замка в другую можно было выбрать два пути. Первый проходил через весь двор, лестницу в башне и одну из крепостных стен. Здесь, вплотную примыкая к скале, располагалась самая древняя часть замка. Гораздо позже была достроена та половина, которая словно стекала по скале в долину. Именно поэтому части замка оказались разделенными старой крепостной стеной, которую не стали разрушать из соображений безопасности. Теперь же эта стена стала границей, поддерживая баланс сил. Вот только, сколько будет продолжаться эта видимость защищенности?
Второй путь лежал изнутри через длинные галереи замка. Заметить переход из одной части замка в другую можно было только по смене караульных, расставленных вдоль стен. Однако Мондрагон, устремившись вперед, не замечал всего этого. Мат Фаль же пристально рассматривал галереи, запоминая дорогу. Он был единственным, кто чувствовал колдовство, пропитавшее стены замка. Стражников короля сменили ученики Фиднемеса. Низко надвинув капюшоны, они стояли, словно призраки в полутьме. Стояла странная, навевающая ужас, тишина. Шаги короля отдавались глухим эхом в низких сводах древней части галереи. Казалось, за незваными гостями наблюдают сотни невидимых глаз. Любой, попадавший в эту часть замка, испытывал дискомфорт, ощущая себя, словно запертым в тюрьме. Атмосфера была рассчитана, чтобы любой человек был подавлен ужасом еще до встречи с Алым Советом.
Мондрагона же не так просто было запугать. Он даже бровью не повел, когда его попытались остановить два ученика в черных плащах, отделанных изнутри алым, так что этот цвет казался кровью на отворотах широких рукавов и капюшона. Мат Фаль собрал все силы, чтобы стать неприметным и неузнаваемым, убрав всю свою магию под жесткий контроль, от которого его начинало бить мелкой дрожью. За следующим поворотом перед ними оказались высокие массивные двери с причудливыми ручками в виде сплетенных в клубок мифических животных. Мондрагон, даже не останавливаясь, с ходу распахнул их с кажущейся легкостью и шагнул вперед. Мат Фаль проскользнул в уже закрывающиеся двери. Он боялся даже прикасаться к чему-либо в этой части замка, ведь каждая вещь могла оказаться колдовской ловушкой. Очутившись внутри, Мат Фаль инстинктивно выбросил из головы все мысли, все, что могло бы разоблачить его, и, наоборот, заполнил голову образами служанок, жарящегося на вертеле сочного мяса и стал в уме напевать солдатские песенки. Сделав это, молодой человек позволил себе более свободно осмотреться. Только сейчас он заметил, что они оказались в огромном зале, весь центр которого занимал длинный массивный стол. За ним собрался весь Алый Совет. Советники сидели на креслах с высокими спинками, и их взгляды были обращены на дерзнувшего прервать их короля. Мондрагон стал выдвигать свои требования, перебиваемый то и дело кем-то из советников. Мат Фаль же ничего этого не слышал, будто потеряв слух. Впервые он видел их всех сразу, ощущая исходившее зло. Оно было видимо, почти осязаемо, протянув щупальца к ним.… Никогда еще Фаль не чувствовал себя столь беззащитным и беспомощным. Затаив дыхание и вжавшись в стену позади короля, ученик Фиднемеса вглядывался в лица тех, кто желал властвовать над миром, нарушив древние законы. Одетые в алые мантии, отороченные волчьим мехом, тринадцать колдунов представляли собой внушительное зрелище, несмотря на странно худые бледные лица. Наконец, взгляд Мат Фаля упал на Ниракса, сидевшего во главе стола в высоком резном кресле, спинка которого, возвышаясь над его головой, изображала не Арторикса, а незнакомого бога с жуткой ухмылкой. Главный советник был относительно молод, особенно для статуса, на который претендовал, и должности, которую занимал. Черты его лица были пропорционально красивы, а темные глаза горели ненавистью, глядя на взволнованного Мондрагона. Ниракс осознавал свою силу и был настолько уверен в ней, что не обратил внимания на скромно стоявшего у дверей спутника короля.
Они встречались в Фиднемесе, только сам Главный Советник этого не помнил. Ниракс покинул Рощу сразу же после того, как провалил обряд посвящения. А Мат Фаль, только появившись среди учеников, еще вызывал недоверие у многих наставников, не видевших происшедшего у священного источника и не слышавших Эпонис. Ниракс же больше не возвращался в Фиднемес, а о его стремительной карьере стало известно лишь после назначения на пост Главного Советника. Лэрд Морк Руадан, ощутив зло, предпочел отступить, приняв замыслы Мат Фаля, особенно после предательства некоторых наставников и учителей, входивших сейчас в состав Алого Совета. Сам Фаль мог быть уверен, пока взгляды советников направлены на короля, сам Ниракс, скользнувший взглядом по сжавшейся фигуре шута, не осмелившегося поднять глаза, не узнает его.
- Это переходит все границы! – прогремел голос Мондрагона, внезапно ворвавшись в мысли Фаля, так что последний вздрогнул, отводя завороженный взгляд от главы Совета.
- Мы желаем, - продолжил, видимо, свою речь Ниракс, которую Фаль не услышал, погрузившись в свои мысли,– чтобы отныне все указы были утверждены нами…
Мат Фаль вновь стал напевать про себя солдатские песенки. Значит, все дело в новом боге. Он дает им силы, он стоит за их решениями и руководит их действиями. Пока советников тринадцать, сразу со всеми совладать будет невозможно. Но поодиночке они слабы. Мат Фаль почувствовал особую магию, она связывала силы и, в то же время, забирала. Это был новый бог, питающийся их магией, их жизненной силой. Необходимо найти святилище этого бога и понять источник его могущества… В любом случае нужно разрушить магическое число «тринадцать», тогда и только тогда можно будет сделать следующий шаг. Сейчас главное не выдать себя. Алый Совет обладает огромной властью и опутал страну невидимой паутиной, но не все в нее попались…
Мондрагон резко развернулся и стремительно вышел за двери, едва не сбив с ног задумавшегося Мат Фаля, который был рад покинуть территорию врага. Если бы хоть один из советников не был бы столь самонадеян и ослеплен властью, он бы проникнул в мысли королевского шута…
Закрывая дверь, Фаль обернулся и на минуту застыл, пораженный произошедшей переменой. Будто ветер сорвал маски с Алого Совета, чьи лица исказила злоба и ненависть. Взгляд Ниракса остановился на спутнике короля, почти соприкоснувшись с ним взглядом. Однако в этот момент советники вскочили со своих кресел, кто-то подбежал к Нираксу, что-то взволнованно говоря, и тем самым отвлек внимание главного советника от шута.
- Пора брать власть в свои руки! – воскликнул один.
- Именно, – подтвердил второй. – Уберем короля, а затем разберемся с остальными.
- Останутся только те, кто примет власть Уркама! – громко произнес Ниракс, а Фаль, прикрыв дверь, последовал за Мондрагоном.
Ошибка противников и приверженцев Алого Совета состояла в неведении. Они не знали, что советники и те, кто на их стороне, поклоняются другому богу, даже Мондрагон до сих пор этого не понял. Умение соединять мелочи в единую цепь, а также магическое чутье подсказали Мат Фалю, позволили почувствовать волю этого бога в поведении и словах советников. Задача усложнилась. Бороться против бога им еще не приходилось. Выдержат ли они это испытание?

Источник: http://christinefeehan.ucoz.ru/forum/55-518-1
Категория: Завершенные | Добавил: Marishka (05.11.2014) | Автор: АрЭльт
Просмотров: 251 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Мой профиль

Привет: Гость

Гость, мы рады вас видеть. Пожалуйста зарегистрируйтесь или авторизуйтесь!

Наши авторы

Категории раздела

Вход на сайт

Поиск

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Сегодня нас посетили:

Последние комментарии

Я начинала читать книгу с опаской, все таки приплетать эротику к церкви, религии для меня было как-т
Охотник-Отступник - восхитительно! Главная героиня полная жизни и огня, адекватно воспринимающая все
Тоже прочитала на днях. Ничего так мишки) Книга конечно на один раз. Немного не понравилось как вела
Развитие отношений вначале очень даже ничего, интересно, а затем............затем все события посыпа