Новое:
Нам срочно нужны:
- модераторы (желание помогать в развитии сайта, активность, инициативность);
- дизайнеры (уметь создавать красивые авы, арты);
- переводчики (знание английского/русского языков, наличие свободного времени);
- редакторы (знание русского языка, наличие свободного времени);
- сверщики (знание английского/русского языков, наличие свободного времени);
- журналист (наличие свободного времени).
Желающие попробовать свои силы пишите мне (Cerera) в ЛС или на Форум. Мы не кусаемся и всем будем рады. Самое важное - ваше желание работать в команде.
Главная » Статьи » Собственное творчество » Завершенные

Летопись Фиднемеса. Любимец богов. Глава 35
Мат Фаль смотрел со стены вниз. Казалось, что нет ничего безобиднее, чем одинокий худой человек, стоявший перед замком. Если бы это не был Советник. Никто из людей никогда не видел их в лицо, но Фаль прекрасно помнил каждого из тринадцати.
- Выдайте мне того, кто прибыл в замок, - громко прокричал мужчина, облаченный в черный плащ с алой подкладкой, казавшейся излишне вычурной именно здесь и при дневном свете. Рядом не было ни кого и ничего, что указывало бы на то, каким образом Советник оказался у стен отдаленного замка, - Именем Алого Совета! – не дождавшись ответа, он продолжил, - В ином случае Вы все жестоко поплатитесь на укрывательство мятежника….
- Назови мое имя, Киран, или твой бог настолько труслив? – выкрикнул в ответ Мат Фаль, вызвав вздохи ужаса и недоверчивый шепот воинов, узнавших, с кем в действительности им предстоит иметь дело. Краткая команда Энтремона заставила всех замолчать. А сам волшебник, полуобернувшись, проговорил, - Будьте готовы к нападению, не вздумайте паниковать и открывать ворота, пока не будет моей команды….
- С кем воевать-то? – развел руками Герцог, а Фергас, молча, кивнул, он уже знал, что лучше подчиниться и выполнить все распоряжения.
Сам Мат Фаль под изумленные вздохи легко забрался на зубчатый выступ стены. Ветер трепал его волосы, но волшебник не отводил взгляда от своего противника, похожий на орла, выглядывающего свою добычу. И только сейчас окружающие поняли, что у него с собой нет никакого оружия.
- Это все-таки ты, Мат Фаль, - крикнул Киран, - А я не верил….
- Я сделал все, чтобы Вы думали, что я – легенда, миф, и что же теперь? – ответил молодой человек.
Когда внутри замка замелькали темные тени, похожие на сгустки черного дыма, никто вначале не обратил на это никакого внимания. Люди и не ведали, что сражение уже началось, и шло оно в той минуты, как Мат Фаль оказался на стене. Черные тени мелькали, появляясь внутри с каким-то хлопком. Вначале ничего не происходило, но затем стали исчезать воины. И в этот момент во двор замка вышла ничего не подозревающая Гвиддель. Фаль обернулся:
- Фергас, убери ее отсюда немедленно!!!! – крикнул он перед тем, как огромная темная тень мелькнула рядом с ним, столкнув со стены одновременно со стремительным броском военачальника, оттолкнувшего принцессу от внезапно появившегося темного облака, и криком самой Гвиддель, увидевшей падение со стены своего возлюбленного.
Энтремон и воины, метнувшиеся, чтобы посмотреть вниз, ошеломленно наблюдали, как волшебник исчез на миг, чтобы яркой вспышкой появиться уже внизу рядом со своим противником. Мало кто из людей понимал всю силу магии. Те, кто краткое время обучался в Священной Роще, и то имели смутное представление об этой стороне могущества ее учеников. Несмотря на опасность, люди стали понимать, что впервые в жизни оказались в эпицентре магического сражения двух сильных волшебников.
Воздух сгустился вокруг Мат Фаля, создававшего странный кокон, светящийся изнутри. Отбив магические удары, он внезапно выбросил руки в стороны. Кокон с шипением распахнулся, выпустив длинные светящиеся щупальца, с неимоверной скоростью опутавшие стены замка. Они карабкались, вплетались, проникали во все помещения, коридоры, выступы, сплетаясь. Бело-голубой свет от них на миг осветил замок ярче солнечных лучей. Темные тени, попытавшиеся в очередной раз проникнуть, были опутаны этими же щупальцами и исчезали с лопающимся звуком. Пока Мат Фаль был занят этим коконом, Киран нанес сильнейший удар, огненной рукой впечатавшийся прямо в открытую грудь волшебника. Фаль даже не шелохнулся, вызвав явное изумление и растерянность своего противника. Опустив руки, молодой волшебник улыбнулся:
- Ты и не заметил, Киран, как твой бог забрал твои силы?
- Что ты можешь, ученик, против меня? – все еще не верил своей неудаче колдун. Очередной яростный удар действительно отбросил Мат Фаля на несколько метров, подняв на мгновение в воздух. Быстро оказавшись на ногах, пошатываясь, он попытался ударить в ответ….. Но магия вновь исчезла, оставив лишь смутное напоминание о себе….. Киран захохотал каким-то неестественным грубым смехом.
- Мат Фаль, - рычащим голосом, от которого стало не по себе даже людям, все это время пристально следившим за сражением, произнес Киран, приближаясь вплотную к обессиленному волшебнику, - Ты так слаб….. Ученик, как ты посмел выступить против своих учителей. За такое – смерть! – прошипел он, поднимая Мат Фаля за шею вверх.
- Чего ты хочешь, Уркам? – поинтересовался молодой человек, пытаясь глотнуть воздуха и напрасно взывая к собственным силам и богам. Вокруг него было пусто. Боги больше не отвечали ему. Он настолько привык чувствовать их присутствие, что сейчас ощущал себя в полной растерянности от их исчезновения.
- Они не ответят, - загрохотал бог, - А я предлагаю тебе покровительство. Ты – оборотень, Мат Фаль, и это я – твой бог, твой повелитель. Внемли мне, преклонись предо мной, возьми мою кровь и служи мне! И все, кого ты захочешь, будут для тебя спасены. Ты получишь небывалую силу! Ты будешь моим главным жрецом и вволю напьешься крови!
- И что же взамен? – прохрипел Фаль.
- Твоя сила и влияние небывалые… Ты сам не осознаешь своей власти. Скажи – и все пойдут за тобой….. Мне нужно больше сторонников, которых можешь дать мне ты, мне нужны силы, что войти в этот мир и окончательно свергнуть ваших никчемных богов!
Магия вернулась, наполняя каждую клеточку своим кипением и болью. Казалось, каждый сосуд сейчас лопнет внутри, взорвется от силы, намного превышающей его собственную. Не став разбираться, откуда и что, Мат Фаль ударил зеленым огнем магии прямо в Советника, кожа которого покрылась странной коркой, будто кора у дерева. От удара противников отбросило по воздуху друг от друга на несколько метров. Уркам взревел, взрывая землю огнем магии. Фаль выставил ладонь вперед, останавливая удар в воздухе, так что пламя огня, обогнув дугой, окутало его фигуру с двух сторон. Затем он направил огонь в землю, пройдя через которую в обратном направлении, тот ударил по своему же создателю. Киран отшатнулся в сторону, опаленный магией. Уркам взревел еще громче. Магия затрещала в воздухе, ощутимо сгустив его и наполнив черными всполохами, подобно огромным крыльям воронов, закружившими вокруг Мат Фаля. И тогда волшебник запел, рассыпая яркими искрами заклинания, плетущиеся, словно яркая разноцветная сеть. Весь воздух сверкал всполохами, сталкивающими с черным туманом с громким шипением и хлопками. А голос звучал все громче и громче, будто отчаянная мольба, пока руки завязывали сеть. Уркам с ревом попытался прорваться к волшебнику, но был вынужден отступить.
- Ты еще будешь молить меня, никчемный волшебник, ты будешь ползать на своем волчьем брюхе и я с радостью посмотрю, как ты для меня будешь разрывать горло тем, кто тебе так дорог…. Ты захлебнешься….. А пока за тебя поплатится Учитель, и я непременно скажу ему, что это ты предал его….., - огромное темное облако, собравшись плотным сгустком, с ужасным воем вспыхнуло, исчезнув. Невидимая отдача от исчезновения духа была столь велика, что ее ощутили даже люди на стенах замка, хотя мерцающая стена все еще ограждала их от какого-либо магического воздействия со стороны Уркама.
Киран, поняв, что его властелин просто напросто оставил его, попытался атаковать Мат Фаля, чей голос звенел, разрывая сердца тем отчаянием, которое сквозило в нем. Волшебник до последнего ждал помощи от богов, но так и не получил, предоставленный подобно Советнику сам себе. Удар Кирана едва не свалил его с ног, заставив опуститься на одно колено. А затем последовал еще и еще. Среди разноцветных всполохов появились заметные прорехи, будто дыры в ткани. Но Мат Фаль, используя всю силу своего голоса, вновь и вновь создавал волшебную сеть, опираясь одной рукой о землю. Последняя нота отзвенела, оставив волшебника без сил. И тогда Киран нанес удар огромной мощи. Ярко-синее свечение, собравшись в огромный шар, понеслось к Фалю. И вдруг….исчезло, а силы Кирана оказались скованы магической сетью.
- Ты ведь не станешь убивать своего Учителя? – насмешливо прозвучал вопрос, пока Мат Фаль медленно приближался к нему.
- Я предлагаю тебе отречься, чтобы очистить свою душу, - голос Мат Фаля стал жестким. От него начинало дрожать все внутри, заполоняя душу чувством благоговения. Подойдя вплотную к Кирану, который напрасно пытался что-то предпринять, Фаль взглянул в опустошенные и злые глаза своего противника, и ему стало искренне жаль этого позарившегося на власть человека, отдавшего себя, свою сущность ради эфемерного владычества.
- Ученик, - попытался воззвать Киран, хотя его стала бить странная дрожь. Тысячи ледяных игл будто вонзались в него, проникая в кровь, в мозг…., - Закон предписывает тебе подчиниться…..
- Закон предписывает не предавать своих богов, - ответил Мат Фаль, - Ты выбрал свою судьбу, отказываясь от очищения…
- Даровать прощение может только…., - заговорил Киран, глядя в глаза волшебника, и неожиданно замолк, произнеся одними губами, - Эмри….
Мат Фаль чувствовал отчаяние. Молчание богов означало, что его оставили. И то решение, на которое его вынуждали, должно было определить конечную точку в пути самого волшебника. С горькой улыбкой на губах и скатывающейся по щеке слезой, Мат Фаль нанес удар, погрузив свою руку в грудь колдуна. Вырвав его сердце, он какое-то время смотрел в глаза, в которых мелькнуло понимание, а затем заставил тело вспыхнуть, пожираемое зеленовато-желтым магическим пламенем. И тогда откуда-то из глубины души возник крик, более похожий на рев, переполненный болью, отказом принимать чье-то решение и свою судьбу. Он прокатился эхом, коснувшись, казалось, даже неба, которое низвергнулось дождем. Упав на колени, Мат Фаль поднял лицо вверх, ощущая, как горячие слезы смешиваются с холодными каплями, и, начиная понимать истинную разницу между богами и людьми.
Придя немного в себя, волшебник превратил сердце, которое он все еще держал в руке, в красный матовый камень. Дождь смыл кровь с его руки, очистив и землю вокруг, и прекратился также внезапно, как и начался. Тяжело и устало поднявшись на ноги, Мат Фаль поплелся к замку. Сил на магию уже не было, да и сам молодой человек не любил без крайней нужды демонстрировать ее, поэтому путь внутрь замка ему снова пришлось проделать пешком под молчаливыми пристальными взглядами воинов, выстроившимися по двум сторонам.
Перешагнув последний порог, ведущий во двор замка, Мат Фаль наткнулся на Энтремона. Уперев свои громадные кулаки в закованные в доспехи бока, Герцог почти в упор глядел на молодого человека, а затем неожиданно преклонил одно колено, прижав правую сжатую в кулак к сердцу, и отчетливо произнес:
- Моя кровь и душа твои, Великий Лэрд, - Эту же клятву, будто эхо, повторили все воины, подобно волне колыхнувшиеся, чтобы преклонить колено.
- Да пребудет с Вами мое благословение, - ответил Мат Фаль, принимая клятву, хотя Герцог Опеки не должен был бы присягать никому, кроме своего короля, - Встаньте…, - скорее попросил он, чем дал разрешение.
Энтремон тяжеловато поднялся и вновь посмотрел на своего племянника.
- Я себе и представить не мог, что увижу такое…. Чтобы обладать такими силами и оставаться верным нужно быть необыкновенным человеком. Я горжусь тобой, - он осторожно, будто опасаясь, коснулся его плеча, - Ты единственный мой родственник, а, значит, наследник этого замка, и я перед всеми заявляю – ты следующий Драурт.
- О, дорогой дядюшка, Вы думаете, мне своих титулов мало? – усмехнулся Мат Фаль.
- По крайней мере, - Энтремон наклонился слегка вперед, чтобы его слышало поменьше людей, - Будет, куда привести молодую красавицу…., - он посторонился, пропуская Гвиддель, пытавшуюся вырваться из цепкой хватки Фергаса. Заметив легкий кивок головы Мат Фаля, дававший разрешение, военачальник отпустил девушку.
Принцесса, точно выпущенная стрела, рванулась к возлюбленному, обняв его за шею на глазах у всех. Фаль не собирался больше скрывать свои чувства, обняв тонкую талию Гвиддель, поцеловал ее, забывая обо всем.
- Я ненавижу магию, - прошептала она, отрываясь от его губ, - Боги, как я ненавижу магию….., - внутри Мат Фаля что-то оборвалось, коснувшись легкой болью, но он слишком устал, чтобы обращать внимание на ясновидение. Потом, с этим можно будет разобраться потом….
Подхватив на руки возлюбленную, он скрылся внутри замка, прекрасно зная, что больше никто не осмелится их потревожить. Ему казалось, что он живет безумно долго в сумасшедшем мире постоянных непрерывных войн. После разговора с Уркамом, Мат Фаль ощущал какую-то пустоту внутри, словно что-то умерло в нем. Этот бог сумел проникнуть буквально под его шкуру, воспользовавшись сомнениями, которые уже терзали волшебника. Касаясь своей возлюбленной, Фаль ощущал тепло, которое согревало его измученную душу. Каждый поцелуй, каждый вздох напоминал о том, что он жив.

Источник: http://christinefeehan.ucoz.ru/forum/55-518-1
Категория: Завершенные | Добавил: Marishka (05.11.2014) | Автор: АрЭльт
Просмотров: 260 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Мой профиль

Привет: Гость

Гость, мы рады вас видеть. Пожалуйста зарегистрируйтесь или авторизуйтесь!

Наши авторы

Категории раздела

Вход на сайт

Поиск

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Сегодня нас посетили:

Последние комментарии

Я начинала читать книгу с опаской, все таки приплетать эротику к церкви, религии для меня было как-т
Охотник-Отступник - восхитительно! Главная героиня полная жизни и огня, адекватно воспринимающая все
Тоже прочитала на днях. Ничего так мишки) Книга конечно на один раз. Немного не понравилось как вела
Развитие отношений вначале очень даже ничего, интересно, а затем............затем все события посыпа